«За равный доступ»: борьба Жаслана Керея

0
832
За равный доступ

Жаслан Керей живёт в столице Казахстана. Он был обычным парнем, студентом: учился в институте. Успел окончить два курса заочно и получил травму позвоночника. Больше года ушло на лечение, операции, больницы. Парень оказался в инвалидном кресле. Но оказалось, что инвалидность — полбеды: по закону у «маломобильных групп населения» в Казахстане есть все права. А на деле даже оформление простой справки или вызов врача на дом — целый квест. Жаслан начал бороться за свои права. Так появился его проект «За равный доступ», который выиграл грант Internews Казахстан.

Это значит, что Жаслан Керей регулярно публикует в соцсетях (сейчас это Facebook и Instagram (@zaravniydostup), а также канал на YouTube) видео и информацию о том, где и почему в Казахстане люди с ограниченными возможностями не могут нормально передвигаться. И требует, чтобы чиновники и бизнесмены, которые за это отвечают, исправили свои ошибки.

— Маломобильные группы населения — это ещё и мамы с колясками, и пожилые люди, например. Список большой. Этот проект призван изменить отношение общества к маломобильным людям в лучшую сторону. Чтобы в автобусах выдвигали пандусы, чтобы соблюдались строительные нормы. Потому что у нас, как правило, пандусы делаются для галочки, если они вообще есть. Там можно покалечиться. Помимо того, что мы снимаем ролики, мы ещё занимаемся адвокацией: если я вижу недоступный объект, я пишу жалобу в Департамент комитета труда, социальной защиты и миграции населения. Казахстан ратифицировал Конвенцию о правах людей с инвалидностью в 2015 году. И до сих пор у нас есть недоступная среда.

Казахстанская столица до сих пор активно застраивается. Но не все застройщики понимают, что люди с ограниченными возможностями больше не хотят сидеть по домам, как это было ещё 10-15 лет назад. Они хотят ездить в автобусах и посещать магазины и театры. Миссия Жаслана — сделать так, чтобы они могли делать это свободно.

— Мы говорим об инклюзивном обществе. У людей есть некое понимание, что это когда в школе может учиться ребёнок с инвалидностью. Но инклюзия — это вся наша жизнь. Вне зависимости: человек на инвалидной коляске или пожилые, или мама с коляской. Чтобы они могли попасть на тот же автобус. В ЦОН. Я и до гранта Internews снимал. Поэтому служба 109, iKomek, они все уже знают, что я пишу жалобы. Они на меня подписаны. И это работает! Допустим, возле «Жастар сарайы», «Технодома» был перекрёсток с разбитым бордюром. Сфотографировали. Я опубликовал. И всё отремонтировали, мне фотографии прислали в соцсетях, что «вот, по вашему обращению, спасибо вам за активное участие в жизни города».

Жаслан — выпускник школы medianet.kz. И он сознательно выбрал для своего проекта только соцсети: говорит, что его статьи на разных ресурсах собирают максимум несколько десятков просмотров. А одно видео в соцсети за считанные часы может собрать десятки тысяч. Грант облегчил его работу: раньше Жаслан всё время рисковал потерять видео, которое он снял. Теперь эта проблема решена.

— У меня была такая маленькая китайская экшн-камера. У неё ужасная картинка. В темноте вообще не видно. Звук кошмарный. Как-то в ноябре я ждал на остановке автобус № 44. Он подъехал, но водитель меня не взял, оставил замерзать на остановке. Представляете? Мороз за 30 градусов. Я снимал, а у меня камера мёрзнет. Я, конечно, всё равно снял этот ролик. Такой был резонанс, что инвалида оставили замерзать, умирать. Мы в суды подали. Выиграли пять судов против пяти автопарков. Кто-то написал: а что там водитель кричал, а что ты ответил? Тебя не слышно! Потому что звук плохой на улице. А благодаря гранту я себе купил профессиональную камеру. Противоударную, водонепроницаемую, под дождём могу снимать. Ведь бывают и нападения. Допустим, кому-то не нравится, что я снимаю. У меня несколько раз из рук телефон выбивали. Они не хотят пандус ставить, а я им говорю: «Я сейчас вас снимаю, я это всё отправлю в акиматы». А они по телефону бьют, говорят: «Убери камеру». Телефон чуть не разбили. А на этой камере запись всё равно сохраняется. Ещё у меня появился видеомонтажёр. Он профессионально делает нормальный, смотрибельный ролик, чтобы глаза не болели, чтобы было четко всё, понятно со звуком.

Жаслан не может точно сказать, сколько объектов в столице благодаря ему стали доступными для маломобильных групп населения. Потому что очень многие перемены сейчас «в процессе»: закон Казахстана разрешает чиновникам и бизнесменам устранять недочёты в течение полугода. Но это неважно. Главное, что дело сдвинулось с мёртвой точки. И не только в главном городе страны. Жаслану присылают видео со всех городов Казахстана. А он, хотя и не юрист по образованию, уже знает, как помочь.

— У меня адвокат — магистр юридических наук. И да, мне пишут из других городов. Я просто взял текст иска, который мы подаём, убрал оттуда свою фамилию, данные. Потому что там же одинаково всё. И я даю всем желающим этот текст. А ещё мы сделали инфографику. Пока что одну, но будут и другие. Это инструкция: как подать жалобу на недоступность объектов инфраструктуры и транспортных средств. Мне очень помогают гражданские активисты, юристы и правозащитники. И хочу отметить, что адвокаты Бахтияр Галимжанов и Бауыржан Азанов помогают мне абсолютно бесплатно.

Сейчас Жаслан Керей — участник стипендиальной программы «Новое поколение правозащитников» фонда Сорос-Казахстан. И живёт на пособие по инвалидности. Его проект, конечно, монетизировать невозможно. Но, как бы пафосно это ни звучало, — то, что он делает, просто нельзя оценить материально.