Грант Internews дал возможность работать над одним лонгридом полгода. Как создавался спецпроект о трансплантологии

0
236
Иллюстрация к первому лонгриду "В это трудно поверить" спецпроекта о трансплантологии в Казахстане "Лист ожидания". Автор - Диана Петриашвили

Материал дополнен 3 декабря 2021 года

В марте-декабре 2021 года на портале Vlast.kz выходит спецпроект о трансплантологии в Казахстане «Лист ожидания». На его реализацию алматинский журналист Оксана Акулова получила продакшен-грант от Internews Казахстан в рамках «Большого формата».

Планировалось, что 10 лонгридов посмотрят 140 000 раз. Реальность превзошла ожидания в два раза — совокупно на сайте и в соцсетях девять материалов спецпроекта уже получили почти 289 000 просмотров.

Тема пересадки органов в Казахстане высокочувствительная. Многие люди опасаются посмертного донорства из-за религиозных соображений, популярности конспирологических теорий вроде «нас всех продадут на органы» и главное — отсутствия информации. Цель проекта «Лист ожидания» — рассказать о трансплантологии, развенчать мифы, изменить отношение хотя бы части скептически настроенного общества к донорству и обратить внимание на пробелы в законодательстве, из-за которых эта сфера не развивается.

Мы расспросили журналиста Оксану Акулову, почему она взялась делать спецпроект на эту тему, как ей — штатному журналисту республиканской газеты «Время» — удалось сделать проект на стороннем сайте, а также — каким образом ей удаётся не «выгорать», работая с тяжелыми темами.

О выборе темы и контент-плане

Оксана Акулова

— У меня нет триггера по теме трансплантологии: в моём окружении никто не нуждается в пересадке органов. Просто я давно пишу на эту тему. И вижу, что в последнее время вокруг неё увеличилось количество негатива. Как журналист и человек посчитала важным рассказать об этом. Да, тема сложная, эмоционально затратная, но при этом очень интересная: огромное количество историй (можно фильм снимать), тонкостей. Это как раз и стало одной из проблем — я пыталась объять необъятное. Каждый материал «Листа ожидания» — это рассказ о человеке и информационная часть с карточками и статистикой, — говорит Оксана Акулова.

Работа над спецпроектом началась в феврале 2021 года с поиска героев, запросов в Минздрав и госархив. Первый лонгрид «В это трудно поверить…» про историю трансплантологии в Казахстане был опубликован на сайте Vlast.kz 30 марта. Это вводный материал с общими понятиями, цифрами, выдержками из законов.

Карточка из материала «Кто в Казахстане может стать донором». Дизайн слайдов — Мария Аманжолова

В следующих речь идёт об особенностях пересадки почки, неродственной трансплантации, посмертном донорстве, юридической стороне трансплантологии. Также в проекте есть интервью с вице-министром здравоохранения, рассказ о женщине, которая, согласившись на пересадку органов умершего сына,  спасла четыре жизни, репортаж о трансплантологии в Беларуси. Всего на сегодня вышло девять из 10 лонгридов. Но автор не исключает, что в «Листе ожидания» появится ещё несколько статей.

Об эмоциональном выгорании и неожиданных бонусах

— Когда я пишу о таких вещах, не могу оставаться равнодушной. Герои начинают мне доверять. Тонко чувствуют, искренна ли я с ними, интересно ли мне то, о чём они говорят. Иногда признаются: «Вы первый человек, которому я это рассказала». Я это очень ценю. Вместе с ними проживаю какие-то моменты, становлюсь другой. Да, бывает эмоционально сложно. Хочется помочь всем, но понимаешь, что это невозможно, — делится Оксана Акулова.

Однако, признаётся журналистка, совсем не это приводит её к эмоциональному выгоранию:

— Я выгораю от однообразия в работе, от невозможности делать что-то новое, от жёстких рамок и дедлайнов, в которые чаще всего загнан журналист. Это вызывает больше негативных эмоций, чем работа со сложными темами.

Оксана и Гульнур — обе именинницы в августе — загадывают желания. Одна из шести встреч, ставшая частью восьмого лонгрида. Фото Данияра Мусирова

Перед ответом на вопрос, какие неожиданные бонусы принёс спецпроект, Оксана задумалась. А потом вспомнила:

— По моей просьбе в рабочую группу по разработке концепции развития органного донорства, которым сейчас занимается Минздрав, включили пациентские организации из Нур-Султана. Я организовала встречу одной из своих героинь с вице-министром здравоохранения. Может, глобально это ничего не изменит, но это важно для неё и для тех людей в интернете, которым Гульнур рассказывает о донорстве. Ещё меня радуют такие комментарии: «После ваших материалов я подписала прижизненное согласие на донорство». Всегда говорю: если ты изменил отношение хотя бы одного человека, то всё уже было не зря.

UPDATE от 3 декабря 2021 года.

В начале декабря вышел десятый лонгрид спецпроекта, который называется «Страха нет. Главное – спасти своего ребенка». Как следует из названия — он посвящён теме детской трансплантологии. После выхода этого материала самой Оксане Акуловой предложили стать членом рабочей группы Минздрава РК по разработке программы развития донорства.

О гранте и договорённости с редакцией

— Для меня это первый опыт гранта. Я волновалась, если честно. Думала, стоит ли вообще в это ввязываться. Расспрашивала коллег, которые уже сотрудничали с Internews. Меня пугала не творческая часть, а административная. В итоге мне удалось её избежать. Я договорилась о партнёрстве с редакцией Vlast.kz, и она как юридическое лицо всю административную часть взяла на себя. Я сдаю только творческие отчёты, отчёты по просмотрам составляет редакция. Гонорары получаю от Vlast.kz . Сейчас понимаю, что, в принципе, могла бы всё это сделать сама: открыть ИП, как того требуют правила, составить заявку. Тем, кто сомневается, скажу: надо просто брать и делать, — вспоминает Оксана Акулова.

Орынжан-апа дала согласие на пересадку органов погибшего сына. Спасла четырёх человек. Героиня седьмого лонгрида. Фото Радмира Фахрутдинова

Оксана изначально составила чёткий план реализации всех 10 лонгридов, список возможных героев и экспертов. Проект заинтересовал портал Vlast.kz. Понимая, что он будет отнимать много времени и сил, журналист обсудила это с родной редакцией.

— Я много лет работаю во «Времени» и благодарна за то, что мне дали возможность сделать этот проект. Думаю, всегда можно договориться с руководством, если объяснить, почему для тебя это так важно. Мы обсудили это, решили, как я буду работать — главное, выполнять эти договоренности, не подводить свою редакцию. Да, обязательств стало больше, выходных почти нет. Наверное, спасает то, что я просыпаюсь очень рано и могу писать допоздна, — говорит журналистка.

О создании лонгридов и отсутствии дисклеймера

Написание больших историй требует больших ресурсов — и временных, и денежных. Это хорошо иллюстрирует рассказ Оксаны о создании восьмого лонгрида:

— В проекте есть материал про девушку по имени Гульнур, которая ждёт лёгкие. Чтобы написать его, я встречалась с ней раз в месяц в течение полугода. Шесть встреч — с апреля по октябрь. Мы могли говорить с ней несколько часов, а иногда проводить вместе и целый день — однажды мы ездили на могилу отца Гульнур в её родном ауле в Алматинской области. Следующий шаг — расшифровка, гигантское количество. Она должна быть подробной: когда пишешь лонгрид, важны детали, реплики. Потом сам текст. Когда я пишу, мне очень важно поймать правильную интонацию… и, бывает, работаешь день, второй, но чувствуешь, что её нет. Переписываешь. Откладываешь в сторону. Снова возвращаешься. Если бы не грант, я бы не смогла потратить столько времени на одну героиню: я впервые в жизни работала над материалом на протяжении полугода. Для меня он очень важен. Я могу записать его себе в архив и буду помнить и Гульнур, и этот лонгрид и через 20 лет. Кстати, лёгкие Гульнур пока не получила.

Гульнур. Поездка в её родной аул Бесмойнак Алматинская область. Июнь 2021 года. Фото Данияра Мусирова

— В наш быстрый век больше ценятся новости. Но ведь это не отменяет других жанров. Лонгриды не слишком выгодны редакции: журналист зачастую не может позволить себе роскошь писать долго. И, наверное, не все редакции это оценят, — размышляет автор спецпроекта.

На вопрос «Лонгрид — это сколько знаков?», Оксана отвечает, что не знает. Она говорит, что «лонгрид — это не количество знаков, а содержание и глубина. Не то, сколько ты написал, а как написал». И считает «очень много для любого читателя» — это 20 000-22 000 знаков.

Тексты спецпроекта выходили без дисклеймера, которыми обычно сопровождаются материалы в рамках гранта. Не ставить его предложила сама Оксана. Она представила, что в конце её лонгридов будет написано: «Этот материал создан на деньги американских налогоплательщиков»… Дисклеймер в рамках этой темы мог бы стать лишним поводом для спекуляций, несколько смазать эффект. Материалы без дисклеймера вызывают больше доверия, считает она. В Internews c доводами журналистки согласились.

Материал подготовлен в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, которая реализуется Internews при поддержке USAID.