«По ощущениям — я научилась управлять космическим кораблём». Как газетный журналист Алёна Панкова стала видеомейкером

0
920

Алёна Панкова — карагандинский газетный журналист, в 2021 году она начала вести свой YouTube-канал на тему экологии «Чем дышишь?». Как человеку, который никогда не работал на телевидении, это удалось? Алёна получила от Internews стипендию по конкурсу «Малый формат. Зимний поток 2021», к ней приставили наставника-телевизионщика. Члены жюри отмечают: «У неё не было опыта, но она так горела темой!» Мы расспросили Алёну о её опыте переобучения и работы в новом формате. Сама журналист говорит: «По ощущениям — я научилась управлять космическим кораблём. И надо же… ни во что не врезалась и не разбилась!»

Алёна, расскажите о себе, своём опыте работы и решении переквалифицироваться из печатного журналиста в того, кто снимает видео.

— Я родилась в Караганде, в рабочем районе Майкудук. Мечтала стать защитником животных, но профессии эколог тогда у нас не было. В разное время работала швеёй, библиотекарем, журналистом и экологом (Карагандинский ЭкоМузей и Центр по внедрению новых экологически безопасных технологий). Мой опыт работы в журналистике — 20 лет, последние три года и сейчас — главредом «Газеты для пенсионеров».

Я люблю показывать жизнь, как она есть, а не как нам говорят и показывают, между этими двумя понятиями — большая пропасть. Мне нравится Алексей Пиманов и его программа «Человек и закон». Я хотела работать на ТВ: защищала диплом по докфильмам. Но для меня нашлось место в газете. Сейчас печатные СМИ в Казахстане агонизируют. После локдауна тираж газеты упал с 11 500 экземпляров до 8500, вернуться не получается. Я решила уйти в интернет, делать видео для YouTube.

Как вы узнали про конкурс? Легко было получить стипендию? Были ли сомнения?

— Я с 2012 года участвую в тренингах Internews, посещаю семинары по теме экологии. Я узнала о конкурсе «Малый формат. Зимний поток» и подумала, что это мой шанс разобраться: найдет ли моя «химическая» тема читателя в соцсетях? Подала две темы: о химии в продуктах и о химических угрозах городов Казахстана. Хотела, как минимум, получить экспертную оценку жюри. Конкурс был большой: из 173 заявок одобрили 27, 14 команд получили малые гранты, 13 авторов — стипендии, в том числе я. Проект о химии в продуктах не прошёл и первый этап. А вот вторая идея прошла. Правда, с подачи жюри с создания постов в соцсетях я переориентировалась на создание видеоконтента. У меня не было ни профессиональной техники, ни навыков. Но я знала, что справлюсь.

Канал называется «Чем дышишь?». Кто придумал название?

— Я исписала страницу с вариантами названия для канала и отослала. Коллеги из Internews после мозгового штурма предложили название «Чем дышишь?». Многогранное, умещавшее в себе и намёк на загрязнённый воздух, и на всё, что важно для человека. Я ни секунды не сомневалась.

Как проходила работа с ментором?

— Ко мне решили приставить ментора-телевизионщика. Я так обрадовалась! Я не знала, что у меня будет наставник. Опытный тележурналист Ирина Грибовская позвонила сразу, как мой проект утвердили. Мы работаем так: я предлагаю тему, отсылаю сценарий, а затем — черновой вариант смонтированного ролика. Ирина на всех этапах рекомендует правки, я выполняю.

В первом ролике я в итоге переснимала почти все стендапы. Узнав, что так нужно будет сделать, я упала головой на стол и подумала, что это конец. Поначалу я до головокружения боялась направленной на меня камеры, постоянно забывала слова, с ужасом открывала программу для монтажа. Но Ирина объяснила мне, к чему мы идём. Помните, в «Унесённых ветром» Скарлетт О’Хара говорила: «Я подумаю об этом завтра»? Я сказала себе так же, решив, что утром без трагизма всё переделаю. У меня есть метафора, что я маленькая девочка в тёмной комнате, а Ирина — мой проводник.

Какие у вас планы по каналу?

— Я планирую рассказать о химических опасностях ещё в 10 городах Казахстана. Проблемы беру каждый раз разные, но типичные для многих. Самостоятельно снимать и монтировать контент оказалось намного сложнее, чем я думала. Но съёмка, дизайн и монтаж доставляют мне колоссальный драйв. Даже к стендапам я сейчас отношусь, как к просто работе. О помощниках буду мечтать позже. Мне надо научиться делать всё самой, найти свой стиль и закончить этот проект. У меня масса идей для канала! Я ещё не считаю, что уже всему научилась. Каждый день узнаю что-то новое, пробую это.

Кто ваши конкуренты и кто ваша целевая аудитория?

— 20 лет назад, когда я начинала работать, журналисты редко писали об экологии, считали её скучной. Я же всегда любила тему химической безопасности, меня много и с удовольствием печатали. Сейчас ситуация поменялась: многие журналисты пишут о грязном воздухе, опасности свалок и хвостохранилищ, радиоактивных загрязнениях. Экоизданий мало, но они есть. Я слежу за такими проектами, как онлайн-журнал Ливень, экологическое агентство GreenWomen, общественная площадка ЭкоФорума и сайт ЭкоМузея.

Моя целевая аудитория — родители, которые хотят брать на себя ответственность за свою жизнь и жизнь и здоровье своих детей. На сайте Лаборатории мультимедийного опыта Silamedia в рубрике «Пять советов от профессионала» можно почитать мои рекомендации, как писать на тему экологии.

Когда вас начала интересовать тема экологии?

— В шестом классе учительница химии после инцидента в лаборатории проветривала кабинет. Она объяснила, что сильный неприятный запах — это фенолформальдегид, применяемый при производстве пластмасс. Он ядовит; там, где его производят, не растёт трава и умирают птицы. Я сразу узнала этот запах — его со стороны комбината «Стройпластмасс» приносил ветер, от комбината наш дом отделяло лишь спортивное поле. Мама, когда ветер дул в нашу сторону, загоняла нас домой и плотно закупоривала форточки. Тогда я поняла, что государство сделало свой выбор между развитой промышленностью и людьми. Меня этот выбор не устроил. С тех пор темы химии и экологии — в моей жизни.

Когда у меня родился сын, выяснилось, что у него аллергия на лекарства и некоторые химические вещества. Врач объяснил, что наш район богат детьми-аллергиками из-за химического производства.

На что может повлиять журналист, который работает по теме экологии?

— В 2006 году в популярной городской газете «Новый вестник» была опубликована моя статья, в которой завлабораторией медицинской экологии Национального центра гигиены труда и профзаболеваний в Караганде Зулкия Игеновна Намазбаева рассказала, какую опасную химию содержит пыль с автодорог и насколько серьёзные заболевания может вызвать у человека. Город в вскоре закупил уборочные машины-пылесосы, которые не мели пыль с дорог, а засасывали её и вывозили. Не знаю, были ли связаны эти два события, но в то время власти внимательно прислушивались к СМИ. Теперь я вновь наблюдаю, как пыль с дорог убирают машины с вращающимися щетками, хоть их и смачивают предварительно водой. Меня это удручает. Мы словно откатились назад, в прошлое.

Что вы хотите сказать вашим проектом?

— Я считаю, что сейчас журналистам, особенно на периферии, важно получать такие гранты и учиться делать контент современного формата. Это позволит расширить доступ казахстанцев к качественной информации.

Я хочу, чтобы казахстанцы начали понимать: нельзя прятаться от проблем и сваливать их решение на чужие плечи. Благоприятная окружающая среда — коллективная ответственность. В законодательстве Казахстана есть множество рычагов, которые позволяют общественности мирным путем добиваться от государства решения экологических проблем. Если хотим, чтобы наши дети были здоровы, мы должны научиться пользоваться этими инструментами, влиять на ситуацию,  договариваться. Я делюсь такими инструментами в своих видео.

Кричать «Кошмар! Кошмар! Куда смотрят акимы?» смысла нет. Современные чиновники предпочитают игнорировать критические высказывания. Значит, надо иначе вовлекать их в продуктивный разговор. Под моими видео по-прежнему пишут «Что толку?», винят во всём чиновников. Однако я доношу мысль: а что если попробовать самим что-то сделать? Написать жалобу на дымящее предприятие, добиться проверки и установки новых очистных сооружений. Захотеть отстаивать своё законное право на благоприятную окружающую среду может только знающий. Я распространяю эти знания.