Основатель PROTENGE Джамиля Маричева: «Аудиторию в соцсетях не нужно информировать, с ней нужно разговаривать»

0
401

Казахстанский журналист Джамиля Маричева год назад перед самым началом пандемии запустила проект PROTENGE, который следит за расходованием бюджетных средств. У проекта нет собственного сайта, он существует в Instagram (52,9 тысячи подписчиков) и Telegram (6219 подписчиков), в планах еще TikTok. PROTENGE создан в рамках гранта на производство контента от программы MediaCAMP, финансируемой USAID и реализуемой Internews. В этом году PROTENGE тоже получил финансирование, в этот раз на спецпроект «Как всё устроено в KZ». Мы расспросили Джамилю, как пришла идея создать проект со слоганом «Следите вместе с нами на что тратят ВАШИ деньги», зачем казахстанцам интересоваться расходами госбюджета и почему на сегодня проект отказывает 95 процентам потенциальных рекламодателей.

— Джамиля, расскажите о себе. Как вы пришли к проекту PROTENGE?

— Я журналист, окончила Павлодарский госуниверситет. Газетчица со студенчества, 10 лет отработала в печатных СМИ. После — два года в пресс-службе трамвайного управления Павлодара, было интересно попробовать связи с общественностью. Потом — четыре года собкором по Павлодарской области на Ratel.kz и год выпускающим редактором на HOLA News. Мне с работой всегда везло — у меня были прекрасные коллективы, классные редакторы. Уйдя из HOLA News, я поняла, что на рынке практически нет медиа, где я хотела бы работать. Те два-три, где хотела бы, — не моего формата.

За три месяца тайм-аута я придумала новый проект, совместив два своих желания: работать с открытыми данными и работать в соцсетях. У меня была серия встреч с людьми, разбирающимися в вопросе. У них было очень много скептицизма — раньше таких проектов в соцсетях не было. Я их послушала, решила запускать не сразу, а подготовиться серьёзнее. Я сформировала минимальный бюджет и подалась на конкурс по производству контента от Internews. Очень круто, что при подаче заявки идёт несколько кругов отсева, когда тебе задают много вопросов, ты заполняешь много бумаг, обосновываешь их. Ты понимаешь, насколько всё серьёзно и думаешь о тех вещах, о которых раньше не думал. 3 октября 2019 года я зарегистрировала в Instagram аккаунт PROTENGE, а 3 марта 2020 года я его запустила. То есть было шесть месяцев на подготовку. Думаю, серьёзная подготовка и привела к положительному результату.

— А название — это ваша идея?

— Нам не хотелось ничего вычурного, хотелось простого. Нашей главной задачей было показать, что нам интересно работать с цифрами, с деньгами, что это история про деньги. К сожалению, аккаунт tenge был занят, аккаунт protenge тоже, а вот protenge.kz — нет, его и взяли. Мы ценим содержание больше, чем обложку.

— Вы говорите «мы». У вас изначально была команда? А сколько человек в команде сейчас?

— Хороший вопрос. Привычка «мы» — это с газеты, где нельзя писать «я», в газете вымарывали «яканье». Но по факту я была одна: одна подавалась, одна всё делала, то есть проект полностью мой. Сейчас я руковожу им, у меня есть команда. В первый год нас было три человека: я, дизайнер и SMM-специалист. Я вкладывала 80 процентов своего времени, они — по часу в день. Во второй год нас уже шесть человек, теперь их количество их времени сильно изменилось: мы делаем рисёрчи и видео гораздо большего масштаба. Я предпочитаю нанимать тех, кого знаю. Когда писала проект, прописывала конкретные имена. Сейчас нам нужен ещё один человек в команду. Это довольно сложно, потому что мы уже сработались. А теперь предстоит собеседовать постороннего человека.

— Были ли у вас ошибки?

— Да, много. Не по контенту, а по работе с аудиторией. Мы поняли, что в соцсетях не нужен 105-й аккаунт, который будет информировать. Аудиторию там не нужно информировать, с ней нужно разговаривать. С людьми никто не разговаривает, все хотят их только информировать. Как только мы сменили курс с информирования на диалог и обратную связь, то очень быстро пошли вверх. Эту точку мы нащупывали пару месяцев.

— По моим ощущениям, вы уловили общемировой тренд на подсчёт бюджетных расходов. Понятное дело, что идеи витают в воздухе… Было ли уже такое в Казахстане?

— Я никогда не следила за теми, кто этим занимается. Я делаю это, потому что мне самой интересно. По этой теме работаю с 19 лет, сейчас мне 37. И большая часть моих текстов — вокруг денег из бюджета. Когда я только начала работать журналистом, то ходила на сессии городского маслихата, тогда всё было очень живо. Я начала немного разбираться, как формируется бюджет города, как работает система финансирования государства. Думаю, дело в накопительном эффекте. Если много лет писать о бюджете, то в какой-то момент научишься делать это хорошо. Это не стометровка, а марафон, который не сразу приносит фидбэк. Иногда это затяжной марафон, иногда полумарафон. Нужно искать внутренние ресурсы для его преодоления. Внутренняя реализация приводит к внешней.

Я рада, что эта тема сейчас тренд и находит отклик у читателей — читается, репостится, комментируется, лайкается. Чем больше людей будет этим заниматься, тем лучше. Я вижу, как медиа сейчас начинают муссировать эту тему. Причем не у всех получается профессионально, многие видят в ней только большие цифры. Но дело вообще не в них. Важно, чтобы люди начали отождествлять себя с понятием «налогоплательщик». Если хотя бы процентов 10 казахстанцев начнут активно интересоваться расходами бюджетных средств, включаться в эти процессы, то качество нашей жизни сильно изменится.

Мне больше нравится с бумагами работать, чем с людьми, мне они больше понятны. Сейчас меня стали часто звать на тренинги и спрашивать: «Как у вас это получилось?» Я отвечаю, что нужно просто делать то, что любишь. Я рада, что два своих интереса — природу цифр и природу социальных сетей — свела в одном проекте. Если завтра в моде будут социальные темы, то я вряд ли буду о них писать. Я с большим уважением отношусь к коллегам, которые это делают, но для меня это огромная работа. Журналистика настолько широкопрофильна, что при желании можно писать о чём угодно. Также часто спрашивают: «А как заработать на проекте?» Когда я начинала, я не думала об этом — просто была идея, которую хотелось реализовать. А когда реализовала, начали поступать предложения о рекламе.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от PROTENGE (@protenge.kz)

— Вы много пишете про госбюджет. А стали ли вы лучше разбираться в теме личных финансов?

— Проблема нашего республиканского бюджета не в том, что он не систематизирован, а в том, что там крадут. А когда личные финансы, то у самих себя украсть довольно сложно. Я с 18 лет живу вне дома, зарабатывать и разбираться в теме личных финансов начала давно. Ведь если в них не разобраться, то довольно сложно жить.

— По моим ощущениям, люди не заинтересуются госбюджетом, пока не заинтересуются своими личными расходами.

— Это абсолютная правда. Ведь казахстанцы самостоятельно не платят даже 10 процентов подоходного налога со своей зарплаты, а НДС в чеках не замечают. Налог платит работодатель, а сотрудник серьёзно относится только к той сумме, которая упала ему на карту. Как говорит моя коллега Татьяна Николаева из делового издания «Курсив», сознательность людей сильно выросла бы, если бы люди самостоятельно выплачивали деньги налоговой со своей зарплаты. Но я полагаю, что это не скоро ещё у нас случится, потому что организовать работодателей налоговой гораздо проще, чем рядовых граждан.

Важно, чтобы у людей появилось понимание: ремонт в моём дворе делается за счёт моих налогов, полезные ископаемые добываются из нашей земли, малый и средний бизнес (то, что делаю я или мои друзья) двигает экономику. В Нур-Султане каждый четвёртый тенге в бюджете города — деньги с подоходного налога, в Алматы малый и средний бизнес обеспечивает достаточно комфортную жизнь по сравнению с другими городами. Все эти деньги — государственные, а не конкретного госучреждения и уж точно не акима.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от PROTENGE (@protenge.kz)

— Во второй год существования проекта PROTENGE вы получили грант на производство видео с рубрикой «Как все устроено в KZ». Расскажите подробнее, почему вы решили снимать видео, как выбираете темы и прочие детали.

— Когда мы первый год делали PROTENGE, мы столкнулись с тем, что некоторые истории в формат постов не помещаются. Поэтому мы решили делать вовлекающие видео о том, как тратятся бюджетные деньги. Мы подали заявку на поддержку видеоконтента и получили ее. Первые результаты не заставили себя ждать — мы видим по охватам, что его смотрят десятки тысяч людей.

Первое видео посвящено истории о госкомпаниях, акционерных обществах со стопроцентным участием государства, которые тратят десятки миллионов тенге на абонементы в фитнес-зал. В 2020 году было 40 миллионов тенге, а план на 2021 год — почти 27 миллионов тенге. Мы сделали об этом выпуск и менее чем через 24 часа на сайте Минтруда и соцзащиты, в чьём ведении находится эта компания, появилось сообщение, что закупки на фитнес будут отменены. Так и произошло.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от PROTENGE (@protenge.kz)

Ещё один выпуск, который хорошо поддержали наши читатели, посвящён тратам на убийство беспризорных животных. Убийство одной собаки стоит порядка 10 000 тенге. Мы запустили петицию — её подписали порядка 3000 человек. Также готовим письмо в акимат и маслихат Алматы, чтобы помощь оказывали не только домашним животным, а также и беспризорным путём поддержки приютов.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от PROTENGE (@protenge.kz)

На сегодня вышло восемь выпусков, девятый на подходе. Совокупно их репостнули больше 10 тысяч человек, а посмотрели — более 300 тысяч человек (это только Instagram, в Telegram — отдельная статистика). Мы видим, как люди вовлекаются в решение проблем, если им показать инструмент решения этих проблем.

— У вашего проекта за год с небольшим более пяти миллионов просмотров. Что вы почувствовали, когда всё приняло такой масштаб, оборот?

— Когда это каждый день делаешь, по кирпичику, не так замечаешь. Цифра классная. Но нас сегодняшняя и завтрашняя цифры волнуют больше, чем вчерашняя. В соцсетях свой вклад ты должен подтверждать каждый день. Алгоритмы соцсетей безжалостны, они держат в тонусе, это реально конкурентная площадка. Здесь нужно держать руку на пульсе, и если пост не взлетел, не понят, сразу анализировать, почему так произошло, чтобы впредь не допускать этих ошибок.

— Вы упоминали, что у вас есть рекламодатели. Кто они? Как происходит сотрудничество?

— Сейчас мы отказываем 95 процентам потенциальных рекламодателей. Мы как раз сейчас работаем над созданием рекламной стратегии. Есть две особенности, на мой взгляд: первая — контент у нас специфический, вторая — мы несём ответственность за рекламодателя перед аудиторией. Когда к нам приходят с рекламой «Кинопоиск HD» и Яндекс.Музыка, то вопросов нет. А когда пишут, например, юристы с просьбой прорекламировать их, а я ничего не знаю о качестве их работы, я отказываю. Нам очень сложно оценить товар или услугу с точки зрения этики.

Или недавно мы делали рекламу проекту Галины Рыжкиной «Утро добрым не бывает». Там всё очень просто: это журналистский проект, я знаю людей, которые там работают, я читала рецензию медиакритика Сергея Кима. До этого мы были заточены на журналистскую работу, а сейчас занялись вопросом рекламной стратегии. Думаю, что к концу года можно будет говорить о системных результатах.

— Сталкивались ли вы с давлением?

— Нет, не сталкивалась. Возможно, потому, что я очень открытый человек и сразу расскажу о давлении на всех площадках, мне получаса хватит, чтобы сделать пост на эту тему. А может быть, потому, что мы не делаем какого-то контента, который может вызвать такого рода давление. Я человек эмоциональный, но в работе конструктивна — понимаю, какая на мне ответственность. Чем больше аудитория, тем больше ответственность. Видя фидбэк в виде отмены каких-то закупок, мы понимаем, что наш конструктивный язык общения работает.

— Вы есть только в Instagram и Telegram. Сайт по-прежнему не планируете?

— Ещё зарегистрировались в TikTok, планируем брать его тоже. Создать проект сразу в двух соцсетях без сайта было абсолютно осознанным решением. У нас всё возможно: домен легко блокнуть, вы не защищены от блокировок. Соцсети же защищены от точечных атак. Либо надо положить весь Instagram. Вообще я очень философски отношусь к блокировкам. Если думать о том, что тот продукт, который ты делаешь, завтра могут положить, тогда можно, в принципе, ничего не делать. А между делать и не делать я выбираю делать.

Кроме того, как я уже говорила, мне просто интересны соцсети. В каждой соцсети разные подходы, своя специфика — интересно разобраться, как это работает. Сейчас мы идём в TikTok, потому что нам по силам это. В сторону YouTube смотрим, но это слишком затратный по времени ресурс — сейчас мы его не потянем. Может быть, позже.