Интервью с антигероями и работа с базами данных. Чему научились участники Школы расследовательской журналистики?

0
1183
Скриншот с сайта time.kz

С 14 по 20 мая 2021 года в Алматы в офлайн-формате пройдёт Школа расследовательской журналистики для журналистов Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. А первая Школа расследовательской журналистики открылась в сентябре 2020 года, она была не региональной, а тогда только для Казахстана. Обучение прошло около 20 журналистов, редакторов, блогеров из разных городов республики. После окончания Школы участники создали несколько десятков материалов в новом для себя жанре.

Примечательно, что перед началом обучения многие слушатели говорили, что, наверное, работать придётся только с порталом государственных закупок. Но потом тренеры показали им множество открытых баз данных самой разной тематики, и перспективы сразу расширились! Мы пообщались с несколькими учениками первой Школы.

Больше внимания деталям

Региональный корреспондент республиканской газеты «Время» по Актюбинской области Акмарал Майкозова рассказывает: она пошла учиться в Школу расследовательской журналистики как «журналист, примерно знакомый с жанром расследования и переживающий за отсутствие результатов после своих материалов». А после «поняла, как должно строиться расследование». Учёба хорошо отразилась и на других материалах Акмарал — она стала больше внимания уделять деталям.

За четыре месяца после семинара Акмарал Майкозова подготовила для газеты «Время» три расследования: «Отрава — оптом и в розницу», «Ценный кадр», «А мальчик был».

— И вот теперь на мои материалы реагировали! По «Отраве — оптом и в розницу» поступил официальный ответ про ликвидацию ядовитых отходов, о которых шла речь. По «Ценному кадру» главный герой материала прислал претензию с требованием опровержения, а после отказался от неё. По материалу «А мальчик был» антикоррупционная служба начала проверку фактов, приведённых в публикации, однако затем благополучно свернула тот вопрос. Более того, после расследовательских материалов мне стали угрожать, что с помощью блогеров обо мне будут писать гадости, — рассказывает Акмарал.

Ещё одна участница первой Школы расследовательской журналистики — Жанбота Толеген. Когда-то она работала в информационном агентстве, а потом создала свой сайт Foodindustry.

Но так как на нём пока зарабатывать не получается, она как фрилансер пишет для разных изданий. Жанбота по первому образованию инженер-технолог пищевого производства, по второму — экономист, а всю жизнь — 27 лет — работает журналистом.

— Так как я создала свой сайт, то была заинтересована в расследовательской журналистике. Однако мне не хватало инструментов, понимания, как создаются расследования. В Школе я многому научилась, теперь создаю расследования сама. Тема у меня подходящая — пищевая промышленность! Это прямо простор для расследований! В материале «Мясо на один зуб» я исследовала тему стабилизационных фондов. Также материал в переводе на казахский язык вышел на сайте «Информбюро», — говорит Жанбота Толеген.

В духе Конан Дойля или старого НТВ?

Нана Иксанова пишет для общественно-политического издания «Уральская неделя». И говорит, что в Школе самым ценным для неё была работа с базами данных. Теперь ей проще находить информацию и легче её структурировать. А ещё Нана открыла для себя методику генерального интервью с антигероем.

— Часто, когда пишешь что-то острое, не всегда хочется брать интервью у «плохих парней», которые в этом замешаны. Непонятно было, как «ловить», что спрашивать и, самое главное, на каком этапе это делать. Школа отлично помогла разобраться с этим вопросом. В одном из расследований такой разговор с антигероем стал «вишенкой на торте». Генеральное интервью — это не просто соблюдение этической стороны вопроса и возможность дать высказаться другой стороне, но и способ узнать новую информацию или получить эмоциональный ответ, который украсит материал, — говорит Нана Иксанова.

Нана считает, что расследования для журналистов — это очень перспективно. Она с коллегами из других редакций западных городов РК создала фонд, чтобы создавать независимые расследования. Причём Нана работает в журналистике совсем недавно — чуть больше двух лет, а расследованиями начала заниматься только в прошлом году. Вышло случайно: появился инфоповод по передаче городского парка в доверительное управление. Она сравнила пару фактов, отсмотрела снимки со спутника, кадастровые номера земли, дальше — поиск в Google. А редактор и говорит: «Да это же расследование». Нана раньше думала, что расследования — это нечто романтичное, в духе Конан Дойля или старого НТВ. А оказалось, они бывают и большие, и маленькие, и совсем не романтичные, а порой очень грязные.

Всего у неё вышло три расследования: про городской парк, установку камер и скоростемеров в Уральске, а также про АО ЦТС, в учредителях которой стоит сейшельская фирма, и доходы от неё уходят на острова.

Замглавного редактора «Уральской недели» Рауль Упоров говорит, что работа Наны очень сильно изменилась:

— У нас в газете появились расследования в рамках города и области. Это шикарно. Иногда журналист не понимает, что он делает и зачем это нужно, бывает, что «закапывается» в своей расследовательской цепочке. А ты как редактор понимаешь, зачем это нужно. Теперь у Наны появилось много работы. Если все наши журналисты — репортёры-новостники, то я могу смело её назвать нашим редакционным расследователем. У нас сейчас сократилось время на поиск информации, мы теперь точно знаем, как пользоваться открытыми данными, как узнать, чем владеет, чем занимается такой-то человек, и прочую информацию по нему.

Иногда одно расследование может занимать у журналиста месяца три! Журналисты могут побояться ввязаться в это дело, а читатели потом тоже полгода это читать будут, ведь наверняка же длинно получится. Но Рауль Упоров говорит, что проблему со временем они решили просто. Например, историю с городским парком, который хотели передать в частные руки, они печатали по частям в течение двух месяцев. И получили неплохие просмотры и репосты.

Если вы тоже хотите, чтобы в вашей редакции появился свой штатный расследователь, или сами хотите им стать, отправляйте журналистов (или отправляйтесь сами) учиться во вторую Школу расследовательской журналистики. Приём заявок заканчивается 19 марта (анкету участника можно заполнить здесь).