На смерть Дениса Тена: «Хроники одного года моего города»

0
665

19 июля 2018 года. Центр Алматы. Средь бела дня автомобильные воры напали на олимпийского чемпиона, казахстанского фигуриста Дениса Тена, и ранили его ножом. Спортсмен умер от потери крови.

В этот день режиссёр-документалист Катерина Суворова была по работе в Таджикистане. В родной Алматы она вернулась, когда уже прошли похороны. Катя смотрела на то, как отреагировали на смерть Дениса её друзья и вообще алматинцы, и не очень понимала, куда деть тяжесть внутри. Она взяла камеру и пошла на то место, где погиб Тен. Тогда у неё появилась идея снять фильм… О том, как его гибель разделила общество на «до» и «после». О том, что произошло/произойдёт «после». Фильм под рабочим названием «Хроники одного года моего города».

Сегодня — ровно год, как Катерина снимает свой фильм. Сегодня — последний день съёмок. Дальше — монтаж и премьера. Катерина Суворова — одна из тех, кто выиграл грант на производство местного контента от Internews Казахстан.

Кто такая Катерина Суворова

Я режиссёр документальных фильмов, снимаю их больше 10 лет. Училась сначала в Алматы, в Академии искусств им. Жургенева. Потом в Москве окончила высшие курсы сценаристов и режиссеров по классу документального кино и школу Вернера Херцога в Лос-Анджелесе. Главное достижение на этот момент — полнометражный документальный фильм об Арале «Завтра море», он лауреат международных фестивалей.

«Хроники одного года моего города»

Когда грант Internews был объявлен, у меня уже была конкретная идея, я вовсю снимала сама, на свою технику, без команды. После гибели Дениса я читала огромное количество очень тяжёлых, драматичных и эмоциональных статей, которые писали люди в своих постах на Facebook, — и профессионалы, и непрофессионалы. Пространство наполнилось стоном. Разные трактовки событий, разные эмоциональные связи. А я не знала, куда себя «применить». Мне было тяжело, но я не могла понять, что могу сделать.

Тогда я жила недалеко от места гибели Дениса. И я просто взяла камеру и пошла туда, куда люди несли цветы, начала снимать. Сначала то, что там происходило, напряжение на лицах, разговоры. Там, у этой стены, группа горожан договорилась встретиться и поговорить о возможных реформах в правоохранительной системе. Я пошла за этой группой социально активных людей на первую встречу, они очень интересно, открыто говорили. Была очень интересная сцена, и сам вечер был интересный. Их всех как-то эта история «включила». В тот момент я решила, что буду снимать год жизни в Алматы до следующей годовщины гибели Дениса. Мне стало интересно: когда люди были шокированы случившимся, и как-то они друг друга узнали в этой ситуации… Что за год может произойти? Что они будут делать? Что они будут обсуждать? К каким действиям они придут? Что хорошего из этого получится? Или всё это уйдет в песок, и всем захочется спать?

Я почти ни у кого не беру интервью. Мы постоянно наблюдаем события, которых всё больше и больше с каждой неделей. И потом эта весна взорвалась.

Техника и команда

Благодаря гранту мы смогли улучшить работу со звуком и технику. Я продолжила снимать на ту же камеру, на которой начала: Sony as7ii. Она достаточно хорошая, кинематографичная. Но теперь, благодаря гранту Internews, у нас есть оператор, звукорежиссёр, администратор, консультирующий сценарист. В общем, невероятно большая разница между тем, как я старалась из последних сил успевать фиксировать события как документалист, понимая, что их нельзя упустить, и как мы в команде можем сидеть и обсуждать, спорить, вовремя реагировать и технически быть готовыми к разным ситуациям.

Работать в команде — стопроцентно легче, но ещё и интереснее. Одна голова хорошо, две лучше, а когда команда — это вообще уже суперсила. Однажды я заболела, с температурой пошла на съёмки, но почти не снимала, потому что оператор всё взяла на себя. И мы сняли материалы, не упустили важную сцену, это только в командной работе, собственно, и возможно. Когда ты один, ты подумаешь: «Хорошая сцена, но что делать, если ты в таком состоянии?» Поэтому кино без командной работы не существует, конечно.

Что дальше?

После 19 июля мы доснимем какие-то технические моменты. А потом будет монтаж. Наш план — сделать фильм, который можно показывать в кинотеатрах, отправлять на фестивали, на который можно приглашать зрителя, сделать дискуссию, обсуждать, смотреть на себя со стороны и вообще понимать, как это будет? Как происходит? Мы постарались сделать очень близко, прицельно, наблюдение за общественным порывом, за стремлением людей прийти к какому-то общему знаменателю. Ведь увидеть себя со стороны — это очень важно.