Инклюзия в Казахстане: фильм о детях, обычных и особенных

0
611

«Можно сколько угодно рассказывать людям, что такое инклюзия. Почему это хорошо. Почему люди могут быть счастливы рядом с особенными детьми. Но если показать — это совсем другое дело», — говорит Салтанат Мурзалинова-Яковлева, руководитель ОФ «Центр социальных инклюзивных программ». Это команда, которая занимается развитием инклюзивного общества. Сейчас на эту тему благодаря гранту от Internews они снимают документальный фильм.

Фильм про детей с физическими и психическими особенностями, детей, которые при помощи взрослых и обычных сверстников преодолевают свои болезни и учатся жить с ними в обществе. Учатся вписываться. Вписываются.

Салтанат Мурзалинова-Яковлева окончила КазГЮА, потом высшие режиссёрские курсы. А ещё с 16 лет она занимается волонтёрством.

— Мы со штабом старшеклассников «Арай» проводили новогодние ёлки в онкологических отделениях. В университете уже был проект по ювенальной юстиции. В целом всегда это была моя тема — дети, подростки. А тема инклюзии меня заинтересовала именно как всеобщая тема коммуникации. Наличие особенностей у человека — взрослого и или ребенка — обостряет, обнажает ситуацию, показывает, насколько сложно выстраивать коммуникацию с кем-то, кто не такой, как ты. Это касается и обычных людей, просто мы не замечаем, — объясняет Салтанат.

Салтанат Мурзалинова-Яковлева

И вот теперь про свою работу она делает фильм. Грант на него она выиграла в конкурсе Internews на создание местного контента.

— Видеофильм — о социальной инклюзии, семейной инклюзии. В обществе устоялось мнение, что жизнь с особенными детьми — это тяжело, плохо, грустно. С помощью фильмов мы хотим изменить это мнение и создать позитивный образ. Даже если бы не было гранта, мы бы всё равно фильм снимали. Но теперь у нас есть возможность отправить команду в другие города — например, в Караганду и Павлодар, — чтобы это был фильм не только про алматинский опыт, — рассказывает Салтанат.

Центр социальных инклюзивных программ был создан в 2016 году как родительское сообщество. Сейчас здесь занимаются дети из 50 семей.

— Начинали мы со спорта, потом подключили арт, дополнительное образование, сейчас мы развиваем школьное инклюзивное образование. Но спорт, арт, образование — это просто контент. Мы пытаемся донести основную мысль, что если инклюзия — это норма, то нельзя какие-то вещи не замечать, но и нельзя создавать некие мегаусловия. Это должно быть именно нормой. Мы же не создаем дополнительные условия для женщин, дополнительные условия для мужчин? Или вот: хорошо, обучите вы человека с ментальными особенностями клеить коробки или ещё что-то делать руками. Это будет бесполезно, если рядом нормотипичные люди не смогут это принимать, помогать ему продавать. Вы не трудоустроили, вы надрессировали человека. Надо развивать кооперацию и коллаборацию. Фокус не должен быть на особенного ребенка. Фокус должен быть на коммуникацию, — говорит Салтанат.

Но в фильме, конечно будут и истории детей. Салтанат с удовольствием вспоминает, как менялась жизнь «воспитанников» её центра.

— К нам попала девочка, которой неправильно сделали операцию, — рассказывает Салтанат. — У неё сохранный интеллект, красивая 11-летняя девочка, но… она не может ходить. И наши дети начали с ней дружить. Она рассказывала, что в прошлой школе ей прямо говорили: зачем такой, как ты, ходить в школу? Сиди дома. И тогда мне захотелось как-то показать этой семье, как они могут быть счастливы, если вокруг адекватные люди. Она стала членом команды — и всё, она изменилась, стала другой. Наши дети сами организовали ярмарку, заработали денег, плюс вдохновили взрослых на то, чтобы скинуться. И мама смогла заказать ей специальный пояс, чтобы ребёнок пробовал ходить. У неё получается. Сейчас ей нужно развивать ноги, а когда исполнится 18, можно будет сделать ещё одну операцию.

— Или, например, есть девочка Катя, ей 12, у неё задержка психического развития, поэтому он только перешла в пятый класс. Её взяли играть в инклюзивный спектакль, и на первом представлении она не вышла на сцену. Побоялась. Но преодолела себя, вышла на втором спектакле. После этого у неё произошёл прорыв в социализации, она стала интересна другим детям, её стали звать гулять, появились подруги. И другие дети уже не делают различий — ага, это особенная девочка, они просто дружат. А благодаря прорыву в социализации Катя сейчас — практически обычный ребёнок.

Фильм будет готов к концу августа. Пока не известно, как он будет называться: Салтанат говорит, что «нейминги» у них всегда рождаются в последнюю очередь.

— Команда фильма состоит из нескольких человек: есть и тьютор, и координатор. Режиссёр — Алина Махсут, она училась в Академии им. Жургенева, а в нашем центре преподаёт детям актёрское мастерство. Если успеем — а скорее всего успеем, — повезём его в сентябре в Грузию на фестиваль. И обязательно выложим на YouTube.